The Bell

175 подписчиков

Свежие комментарии

  • Sergiy Che
    Опять иноагент тупорылые домыслы свои пытается в паникёрский вброс переделать, но Минздрав подтасовщикам дешёвым уже ...В Covid-реестре М...
  • Vlad Kol
    Видать припухли пилоты, за границей нашу вакцину поливают грязью, и не пускают, а пилотам не терпится открыть своё кл...Пилоты попросили ...
  • Виктор Михайлов
    Браво , прокуратура ! Лучше поздно , чем никогда !Оппозиционер Яшин...

Куда делись инвестиции в ИИ, зачем «Яндексу» «Азбука вкуса» и кому грозит цифровой налог

Тема выпуска — что происходит с инвестициями в искусственный интеллект. Венчурный рынок остывает к искусственному интеллекту

Куда делись инвестиции в ИИ, зачем «Яндексу» «Азбука вкуса» и кому грозит цифровой налог
lera
Тема выпуска — что происходит с инвестициями в искусственный интеллект.
Куда делись инвестиции в ИИ, зачем «Яндексу» «Азбука вкуса» и кому грозит цифровой налог
lera

Венчурный рынок остывает к искусственному интеллекту. В глобальном масштабе инвестиции в 2020 году упали на 25%, в России — более чем на 60%. Что стоит за этим трендом, специально для этого выпуска технорассылки The Bell рассказывает Денис Ефремов, принципал Fort Ross Ventures, венчурный партнер Seedstars и автор Telegram-канала proVenture.

В разгар пандемии в 2020 году глобальные венчурные инвестиции падали на 30–70% год к году, но по итогам 12 месяцев ключевые локации — США и Европа — все же упал на 25%: с $20 млрд в 2019 году до $15 млрд в 2020-м. В 2019 году был рост на 21%, обеспечивший максимальное финансирование за последние пять лет. (Если учесть вообще все сделки, не только венчурные, то, по данным Стэнфорда, рынок в 2020 году все же вырос на 9% — до $42 млрд.)

Цифры легко объяснимы. Инвесторов в 2020 году интересовали направления с большими показателями роста (traction). Больше всего денег привлекли SaaS-бизнесы. В некоторых сегментах рост год к году составил 30%.

DeepTech остался немного в стороне, и инвестиции в этот сегмент прибавили только 9%, если оперировать самыми оптимистичными данными.

А что в России? В России все гораздо хуже

По оценке Dsight, весь венчурный рынок сократился на 19% — до $703 млн. Венчурные инвестиции в проекты в области ИИ составили лишь $84 млн. Падение год к году — 63%. В 2019 году, правда, была одна очень крупная сделка: $147 млн привлекла компания Acronis. Если ее исключить (Acronis — швейцарская компания, которую с Россией связывают в основном лишь происхождение основателя Сергея Белоусова и наличие россиян в штате), рынок в 2020 году подрос на 6%. Но число сделок при этом сократилось на 26% — до 37.

Куда делись инвестиции в ИИ, зачем «Яндексу» «Азбука вкуса» и кому грозит цифровой налог
lera

В итоге российский венчурный рынок в области ИИ в 2020 году занял всего 0,2% мирового. В 2019 году доля составила 0,6% с учетом инвестиций в Acronis, или те же 0,2%, если их не учитывать.

В то же время российский рынок представлен 480 компаниями, которые за прошлый год зарегистрировали 40 патентов в области ИИ (+14% к прошлому году), а общий объем рынка для таких проектов составляет 292 млрд рублей ($3,9 млрд). Российские ученые делают за год более 1,1 тыс. публикаций. Российские вузы выпускают более 3,5 тыс. специалистов. Таким образом, потенциал для инвестиций явно присутствует.

Отраслевой профиль ИИ-стартапов в России

Средневзвешенный размер сделки вырос на 40%: с $1,6 млн в 2019 году до $2,3 млн в 2020-м без учета экстремумов. При этом втрое сократился средний размер посевного раунда: с $0,9 млн до $0,3 млн. Значительно усох средний размер раунда B: в среднем $3,5 млн в 2020 году против $5,1 млн годом ранее. Соответственно, общий рост был обеспечен появлением раундов на еще более поздней стадии, стадии С (в среднем в 2020 году привлекали $13,6 млн), а также ростом среднего чека на раунде А с $1,8 млн до $2,4 млн.

Отраслевой анализ венчурных сделок в России показывает, что больше всего инвестиций привлекают проекты в трех областях: DeepTech (27%), HealthTech (21%) и Hardware & Industrial Tech (20%). За ними следуют различные b2c-приложения, финтех-проекты и решения в области автоматизации процессов. Последние также являются лидерами по числу сделок (19%), далее идут медицинские проекты (15%), проекты в области DeepTech и проекты в области маркетинга (оба — по 12%).

В сравнении с мировым рынком в России не охвачены такие популярные области для применения ИИ, как автономное вождение, open source, мода и видеоигры. Кроме того, у нас менее развиты ИИ-проекты в таких областях, как автоматизация процессов и EduTech.

Интересно также, что 84% по объему и 79% по числу сделок занимают стартапы, которые работают по модели b2b.

Кто и на какой стадии инвестирует в ИИ в России

Стартапы на стадии роста и более поздних стадиях (B и выше) в последние три года лидируют по объему привлеченных инвестиций. В 2020 году — 72%. Это те самые крупные сделки, которые двигают наш рынок. Это, например, привлечение Acronis $147 млн от Goldman Sachs в 2020 году. Или привлечение 990 млн рублей ГК «Цифра» (инвестор — VEB Ventures) и 1 млрд рублей NtechLab (РФПИ) в 2020-м.

Посевная стадия (seed) по объему скатилась с 37% в 2017 году до всего лишь 6% в 2020-м. По числу сделок она при этом остается самой распространенной: 40–50% в последние три года.

Куда делись инвестиции в ИИ, зачем «Яндексу» «Азбука вкуса» и кому грозит цифровой налог
lera

Вместе две эти особенности — высокая доля инвестиций на поздних стадиях при значительно большем числе seed-сделок — говорят о том, что наш рынок находится в зачаточном состоянии. О том же говорит и общее число инвесторов. В 2020 году хотя бы в одной сделке приняли участие только 53 инвестора, что на 42% меньше, чем в 2019-м.

Среднее число инвесторов в сделке сократилось на 22%: с 1,84 в 2019 году до 1,43 в 2020-м. Только восемь инвесторов сделали две и более сделок. Лидеры — Starta Ventures и Moscow Seed Fund — сделали по три сделки. Это очень мало. Даже американский Y Combinator поддержал больше компаний из России, чем многие локальные инвесторы. В его программу попали два стартапа.

По числу сделок более трети (34%) рынка у нас занимают частные венчурные фонды, за ними следуют госкорпорации и госфонды (21%).

Куда делись инвестиции в ИИ, зачем «Яндексу» «Азбука вкуса» и кому грозит цифровой налог
lera

Что касается выходов, то в 2020 году случился лишь один: фонд Flint Capital продал часть доли в стартапе Sum&Substance. В 2019 году только в сегменте DeepTech было четыре сделки на $82 млн. Впрочем, и это немного.

Что дальше

В российском венчуре в сегменте ИИ за успешным годом часто следует провальный. Рынок пока слишком мал и плохо развит, чтобы в нем могли проявиться устойчивые тренды. Но первая половина 2021 года все же вселяет оптимизм — судя по тому, что на рынке происходят крупные сделки, объем инвестиции в ИИ по итогам года должен вырасти. Хочется верить, что именно этот тренд станет устойчивым.

Статья основана на данных отчета «Альманах “Искусственный интеллект”: Индекс 2020 года» (аналитический сборник №8», секция «Стартапы и инвестиции», которая подготовлена при поддержке Fort Ross Ventures и Telegram-канала proVenture. 

«Яндекс» ведет переговоры о покупке «Азбуки вкуса»

«Яндекс» интервью The Bell глава бизнес-группы электронной торговли и логистических сервисов «Яндекса» Даниил Шулейко говорил об амбициях компании войти в топ-3 крупнейших российских ритейлеров, не делая различий между онлайном и офлайном. Объясняя смысл сделки, все собеседники The Bell на розничном рынке приводили в пример покупку Amazon премиальной сети супермаркетов Whole Foods. Примечательно, что после продажи она сохранила и офлайновые магазины, и бренд — то же самое, с большой вероятностью, может произойти и с «Азбукой».

Стоимость «Азбуки вкуса» аналитики оценивают примерно в 20 млрд рублей без учета долга: приличные российские ритейлеры сейчас торгуются с мультипликаторами 5–6 к EBITDA, говорит управляющий директор Prosperity Capital Management Алексей Кривошапко. Посоставлял 2,7 млрд рублей.

Каким будет цифровой налог для иностранных IT-компаний

Российские власти придумали концепцию нового налога для иностранных цифровых корпораций — их могут заставить платить 3% от прибыли, полученной от предоставления услуг россиянам. А полученные деньги направят на льготы для отечественных цифровых компаний, так как «их больше невозможно финансировать из государственного бюджета». Правда, идет ли речь о налоге, рассчитываемом от выручки или от чистой прибыли, которую компания получает в России, пока непонятно. В правительстве сейчас допускают два варианта — введение нового налога в одностороннем порядке и присоединение к глобальной системе налогообложения транснационалов, о создании которой договорилась на прошлой неделе G7. От этого выбора может зависеть и конфигурация налога:

предполагает введение для международных цифровых компаний налога на прибыль в странах, где у них есть существенная клиентская база. Второй вариант — налог на цифровые услуги (Digital Services Tax) обычно считается как процент с оборота иностранной компании в стране после вычета НДС, говорил The Bell Григорий Щичко, руководитель налогового направления Xsolla. Но после введения такого налога в одностороннем порядке у многих стран возникали проблемы с США. Дональд Трамп пообещал ввести увеличенные ввозные пошлины на товары из этих стран, чтобы компенсировать введение налога для американских компаний, и новая администрация от этих планов вовсе не отказалась.

Главное, что платить за это придется, скорее всего, разработчикам и, вслед за ними, пользователям. App Store и Google Play, которые точно подпадают под новый налог, скорее всего, переложат новую нагрузку на разработчиков приложений — по крайней мере так они поступили после введения цифрового налога в Великобритании.

Как США из-за проблем в визовой политике теряют стартаперов-иностранцев и какие страны их активно переманивают Как Китай уступает первенство в майнинге криптовалют и куда мигрируют блокчейн-энтузиасты Заканчивается ли эра венчурных субсидий для компаний вроде Uber и Lyft и что будет с их бизнесом после

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх